ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Чеченскими мини-ГЭС заинтересовались европейские инвесторы
05.08.2015

С этого года Чечня обзаведется первыми ГЭС. Две малые ГЭС — Кокадойская (1,2 МВт) и Кировская (0,5 МВт) — заработают в августе и октябре 2015 года, а к 2017 году запланированы еще три с суммарной мощностью 8,2 МВт, в последние вложатся частные инвесторы. Об этом «Известиям» рассказал замминистра промышленности и энергетики Чеченской Республики Ризван Магомедов. По его словам, это будут первые ГЭС, профинансированные частным инвестором, — стоимость Кокадойской и Кировской ГЭС для властей республики составила 221,9 млн и 110,8 млн рублей соответственно.

— По нашим оценкам, на запуск трех будущих ГЭС потребуется порядка €15 млн. Ведутся переговоры с чешской фирмой SH Energy Technologies s.r.o., она готова профинансировать строительство, — сообщил чиновник. Инвестиции планируется окупить за 5 лет. По словам Магомедова, Кокадойскую и Кировскую ГЭС строили местные компании, которые приобрели генерирующие турбины именно у SH Energy Technologies. Для функционирования таких ГЭС нужно в небольших объемах вспомогательное топливо — газ или уголь.

SH Energy Technologies входит в российский инжиниринговый холдинг «Союз» Игоря Приходько, Сергея Чаплика и Бориса Киселева; холдинг является одним из крупнейших частных подрядчиков на рынке энергостроения, среди основных заказчиков — ФСК, «Интер РАО», «РусГидро». Помимо ряда российских дочерних компаний, в холдинг входит украинский Харьковский проектно-конструкторский институт «Теплоэлектропроект-Союз», также у компании есть доля в ЗАО «Свеко Союз Инжиниринг» (совместный проект со шведской Sweco). По данным базы «СПАРК-интерфакс», в 2014 году выручка АО «Энерго-строительная корпорация «Союз» составила 6,6 млрд рублей, чистая прибыль — 24,8 млн рублей.

По словам Магомедова, все три новые ГЭС разместятся на реке Аргун, в районе сел Ушкалой и Гухой, — на этой же реке построена Кокадойская ГЭС, но выше по течению (Итум-Калинский район); Кировская ГЭС стоит в пригороде Грозного на реке Сунжа (приток Терека). В 2008 году глава республики Рамзан Кадыров называл реку Аргун наиболее перспективной с точки зрения гидрогенерации, потенциальная мощность каскада аргунских ГЭС оценивалась местными властями в 800 МВт. Строительство трех новых ГЭС может начаться в 2016 году, предполагает Магомедов, и завершится к середине 2017 года. После окончания строительства новые мощности перейдут в управление к ГУП «Чеченская генерирующая компания», созданной в этом году специально для управления будущими ГЭС республики.

Директор этого ГУПа Тамерлан Матаев подтвердил факт ведения переговоров со структурами ЭСК «Союз», заметив, что в итоге договор подряда на строительство может быть заключен и с венгерской фирмой — тоже с российскими бенефициарами, названия компании Матаев не сообщил. Сейчас по всем трем будущим ГЭС разработана проектная документация, идет переоформление земли на ГУП, добавил он.

Среди венгерских инжиниринговых компаний активнее всего сотрудничают с Россией две — IGN и Ganz Holding, говорит близкий к Минпромторгу собеседник «Известий»; Ganz Holding — это совместный проект «Атомэнергомаша» и венгерской Ganz EЕМ, у последней есть соглашение с правительством Свердловской области о строительстве малых ГЭС. Представители названных компаний, а также ЭСК «Союз» и SH Energy Technologies не ответили на запросы «Известий».

Нельзя сказать, что переговоры с предполагаемыми подрядчиками идут гладко.

— Инвесторы [SH Energy Technologies корпорации «Союз»] согласны с местоположением ГЭС, единственным разногласием остались используемое оборудование и материалы: мы настаиваем, чтобы и техника, и материалы были закуплены у местных или российских поставщиков — чехи же хотят привезти всё свое, — рассказывает Магомедов. — Если с оборудованием вопрос дискуссионный, то что касается материалов — мы будем настаивать на местных.

Кроме того, чешская и венгерские фирмы не готовы полностью профинансировать проекты и ищут других российских партнеров, говорит директор ГУПа Матаев.

— Они хотят разделить риски и просят соинвестора на 20–25%, до 80% по проекту они готовы взять на себя, — уточняет Матаев. — Правда, маловероятно, что их партнером станет холдинг «РусГидро», мы уже не первый год пишем письма в компанию с предложениями о строительстве ГЭС, но им это неинтересно.

Причиной низкого интереса инвесторов в лице госкомпаний к малой гидрогенерации (в России она отнесена к возобновляемым источникам энергии, ВИЭ) на Кавказе могут быть низкая платежеспособность региона и, соответственно, риски по возврату инвестиций, если проект не подпадает под ДПМ — договор о предоставлении мощности, который заключается на конкурсной основе между поставщиками и покупателями о вводе новых мощностей и возврате инвестиций в определенный договором период. Так считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Новые проекты могут участвовать в конкурсе ДПМ, заметил замминистра Магомедов.

В настоящее время общий объем задолженности за электроэнергию в Северо-Кавказском федеральном округе оценивается в 15,8 млрд рублей, из них 8,2 млрд рублей вернуть почти невозможно, заявлял ранее заместитель полномочного представителя президента РФ в СКФО Сергей Милейко. Собственных генерирующих мощностей в республике пока нет, ежегодно республика закупает на оптовом рынке (в основном у Ставропольского края) 480 МВт энергии. До 90% дефицита энергии республика сможет получить за счет новых ТЭЦ — в августе в Чечне начнется строительство Грозненской ТЭЦ мощностью 440 МВт электроэнергии и 300 Гкал/час тепловой мощности, второй блок планируют закончить к 2018 году.

— Будущее республики скорее за ТЭЦ, чем за ГЭС, — полагает Пикин. — Из ТЭЦ инвестиции возвращаются быстрее, чем из гидростанций. Для строительства больших ГЭС в республике нужны куда большие инвестиции, малые же ГЭС вполне приемлемы для отдаленных от крупной генерации населенных пунктов, тянуть в них сети будет дороже, чем возвести небольшую гидроэлектростанцию.

Согласившись с актуальностью мини-ГЭС в труднодоступных районах, в «РусГидро» отметили, что строительство малых ГЭС осуществляется преимущественно на Северном Кавказе, где для этого имеются наиболее благоприятные условия — быстрые и мелкие реки плюс естественные перепады. У компании действительно пять мини-ГЭС в Дагестане, по одной в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии и одна запланирована в Карачаево-Черкесии. По оценкам «РусГидро», в России около полусотни мини-ГЭС (мощностью до 3 МВт), две трети из которых были построены после распада СССР. В управлении «РусГидро» находятся 16 мини-ГЭС. Несколько десятков мини-ГЭС времен СССР были выведены из эксплуатации.

На вопрос о сотрудничестве с Чечней и другими регионами в компании дали понять, что для расширения малой гидроэнергетики нужна госпомощь.

— Для эффекта масштабного разворота строительства малой генерации необходимо принятие полноценной системы господдержки этого сектора как на оптовом, так и на розничном рынке, — сообщили в пресс-службе «РусГидро». — Отдельной проблемой являются вопросы технических стандартов. В то же время действующие нормы проектирования, строительства, технологического присоединения и эксплуатации не дифференцированы: они едины для крупных и малых объектов. Это, в свою очередь, приводит к существенному «обременению проектов», удорожанию стоимости строительства и эксплуатации объектов. Видимым решением является разработка отдельных стандартов, техрегламентов для малой гидроэнергетики. Актуальной становится проблема роста стоимости оборудования и в целом строительства, обусловленная снижением курса национальной валюты, ростом стоимости заемного финансирования


izvestia.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.