ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Сразу несколько коллег и партнеров Анатолия Чубайса покинули страну, в их числе и председатель набсовета «Совета рынка» Юрий Удальцов
24.07.2015

Опасаясь уголовного преследования в связи с делом «Роснано», из России уехали пять топ–менеджеров, которые в разное время были связаны с госкорпорацией и Анатолием Чубайсом.


МОСКВА, 23 июля (BigpowerNews) — Как выяснил РБК, с начала июля, когда под домашний арест был посажен Леонид Меламед, из России уехали сразу несколько топ–менеджеров «Роснано» — как бывших, так и нынешних, пишет сегодня РБК daily.

Дмитрий Журба, бывший финансовый директор РАО «ЕЭС» и давний партнер бывшего гендиректора «Роснано» Леонида Меламеда, уехал из России в Великобританию. В Европе находится еще один фигурант по делу Меламеда, Андрей Малышев, бывший зампредправления «Роснано» и экс–глава «Группы Е4», рассказали несколько источников РБК из окружения Меламеда и Чубайса.

В Европу перебрался Яков Уринсон — член правления «Роснано» и Фонда развития инфраструктурных и образовательных программ, подтвердили РБК четыре собеседника, работающих с Уринсоном. Уехал из России и Андрей Раппопорт, некогда первый зампред «Роснано», ныне — президент бизнес–школы «Сколково». Директор по инновационному развитию в «Роснано», председатель наблюдательного совета Ассоциации «Совет рынка» Юрий Удальцов находится в европейской командировке. Все они опасаются уголовного преследования, сообщили РБК более пяти разных источников, близких к «Роснано». Впрочем, Уринсон и Раппопорт вчера, после того как эта статья вышла на сайте РБК, заявили, что находятся в отпуске и в ближайшее время планируют вернуться в Россию.

Счетная палата в начале 2013 года провела проверку «Роснано» (полный текст итогового отчета есть в распоряжении РБК). По выявленным фактам в 2013–2014 годах Генпрокуратура возбудила четыре уголовных дела по целому ряду статей УК (злоупотребление полномочиями, мошенничество и т.д.), следует из отчета первого заместителя генпрокурора России Александра Буксмана, направленного на имя депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой в августе 2014 года.

По данным РБК, Дмитриева была одним из инициаторов проверки «Роснано» и вытекших из проверки уголовных дел. «Отчет Счетной палаты грамотно составлен, это очень хорошая доказательная база. Есть разные степени неэффективного использования, расхищения бюджетных средств — бывает 10%, бывает 20%. В случае с «Роснано» это близко к 100%», — заявила РБК Дмитриева.

Как рассказывают источники РБК, знакомые с ходом следствия и близкие к «Роснано» и лично Чубайсу, до 2015 года все уголовные дела, связанные с «Роснано», шли в вялотекущем режиме. Фигурантов уголовных дел «особо не трогали», «никаких опасений, связанных с вероятной оглаской и арестами, не было», уточняет один из сотрудников госкорпорации. К концу весны — началу лета 2015 года «все зашевелились», рассказывает другой источник РБК, знакомый с ходом следственных мероприятий.

Юрий Удальцов

Удальцов в 2002 -2008 гг занимал в РАО ЕЭС России должности сначала начальника департамента корпоративной стратегии и начальника департамента реформирования энергетики, а затем, являясь членом правления энергохолдинга, руководителя Центра управления реформой РАО «ЕЭС России». После ликвидации РАО, вслед за его главой Анатолием Чубайсом, перешел в госкорпорацию РОСНАО. С 2009 года он работает там директором по инновационному развитию. Кроме того, в настоящее время Удальцов возглавляет наблюдательный совет Ассоциации «Совет рынка» (ранее некоммерческое партнерство «Совет рынка», занимающейся обеспечением функционирования коммерческой инфраструктуры оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ), напоминает BigpowerNews.

Удальцов сообщил РБК, что находится сейчас за границей в командировке и вернется в Москву «к концу недели». Он подчеркнул, что уехал из страны по работе, на дополнительные вопросы отвечать отказался.

«Насколько мне известно, Удальцов уехал в Дрезден, на завод по производству планшетов Plastic Logic [эта компания упоминается в отчете Счетной палаты] в запланированную командировку», — заверил РБК член правления «Роснано» Андрей Трапезников. Однако, по словам двух источников РБК, близких к руководству «Роснано», вечером 20 июля Удальцов уехал в Германию, опасаясь уголовного преследования, и вряд ли вернется в ближайшее время.

Удальцов с 1996 по 2000 год был директором московского представительства консалтинговой корпорации «Карана Корпорейшн», говорится на сайте «Роснано». С 2000 по 2002 год он был гендиректором ООО «Карана» (ред. BigpowerNews — участвовала в разработке ряда стратегических документов по реформе электроэнергетики), в которое было преобразовано представительство. Основной вид деятельности этой компании — консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления (по СПАРК–Интерфакс). Ее головная структура — Corana Corporation, зарегистрирована в США, Майами.

О том, что у Генпрокуратуры есть претензии к «Каране», стало также известно из ответа Буксмана Дмитриевой. В нем говорилось, что в пользу «Караны» и «Алемара», аффилированных с должностными лицами «Роснано», госкорпорация незаконно перечислила 300 млн. руб. за работу, которую должна была выполнять самостоятельно. Генпрокуратура возбудила уголовные дела по ч. 4 ст. 160 (присвоение и растрата) и ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями). Учитывая, что сумма контракта, заключенного между «Алемаром» и «Роснано», составляла чуть более 220 млн. руб., договор госкорпорации с «Караной» мог быть на сумму около 80 млн. руб.

Источник, близкий к «Роснано», рассказал, что «Карана» в свое время работала с нефтяными организациями, и американское подразделение делало отраслевой отчет для одного из министерств США, который оказался не в пользу главы «Роснефти» Игоря Сечина. «И вдруг — так удачно! — «Карана» засветилась в файлах по «Роснано» в отчете Счетной палаты», — рассказывает один из собеседников РБК. Он уточняет, что на момент заключения договора между «Караной» и «Роснано» Удальцов не имел отношения к консалтинговой компании, однако «это мало кого волнует».

Дмитрий Журба и Андрей Малышев

Дмитрий Журба, давний друг и деловой партнер Меламеда, уехал в Великобританию в начале июля, рассказали РБК два источника из окружения экс–главы госкорпорации. Андрей Малышев, работавший в «Роснано» с 2007 по 2012 год на руководящих позициях, также находится в Европе, куда уехал за несколько недель до ареста Меламеда.

2 июля, то есть на следующий день после задержания бывшего главы «Роснано», стало известно, что Журба привлечен по делу Меламеда в качестве свидетеля. Источник РБК в фирме «Композит» (сейчас Меламед и Журба работают в этой компании) сообщили, что в тот день в офисе прошли обыски, Журба находился на рабочем месте — у него изъяли телефоны, компьютер и другое оборудование, и с тех пор Журба в компании не появлялся. Его мобильный телефон выключен.

Малышев по этому же уголовному делу проходит как подозреваемый. Однако, в отличие от другого подозреваемого, бывшего финдиректора «Роснано» Святослава Понурова, который был арестован Басманным судом и находится в СИЗО, бывший зампред правления «Роснано» уехал за границу еще до ареста Меламеда. Об этом ранее рассказывала РБК адвокат Малышева Ольга Козырева. По ее словам, ее подзащитному в начале июля была сделана срочная операция, и соответствующие документы были направлены в СК.

«Насколько долгим будет реабилитационный период и сколько мой подзащитный еще будет находиться за границей — будет решено по медицинским показаниям», — отметила она. Местонахождение и диагноз подзащитного Козырева не уточнила. Источник, близкий к «Роснано», сообщил РБК, что Малышев находится в одной из стран Центральной Европы. Его телефон выключен.

Яков Уринсон

Яков Уринсон уехал 21 июля в одну из стран бывшего социалистического блока Восточной Европы, сообщили РБК три источника, близких к руководству «Роснано». Телефон Уринсона на момент написания материала был выключен. «Яков Уринсон находится в плановом отпуске», — заверили корреспондента РБК в пресс–службе «Роснано».

В 1997–1998 годах Уринсон был министром экономики России, заместителем председателя правительства России. В прошлом он самый высокопоставленный из всей группы опальных менеджеров. С 1998 года Уринсон работал в РАО «ЕЭС», а с 2008 по 2011 год был замгендиректора и членом правления «Роснанотеха».

Уринсон упоминается в одном из четырех дел, связанных с расходованием бюджетных средств, сообщили РБК два источника, знакомых с ходом следствия. Собеседники РБК предполагают, что это уголовное дело может быть связано с деятельностью фирмы «Микробор Нанотех». По данным генпрокуратуры, ЗАО «Микробор Нанотех» вывело за рубеж более 65 млн. руб., выделенных госкорпорации для развития наноиндустрии в России, и не предприняло мер для возврата этих средств. Как следует из письма Буксмана Дмитриевой, по фактам, связанным с деятельностью «Микробор Нанотех», возбуждено уголовное дело по ст. 193 (уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств).

Андрей Раппопорт

Андрей Раппопорт, президент школы «Сколково», также уехал из страны и в скором времени не планирует возвращаться, рассказали РБК несколько источников из окружения бизнесмена. В пресс–службе бизнес–школы «Сколково» отсутствие президента в России объяснили плановым отпуском.

В 2011 году Раппопорт был первым зампредом «Роснано». Бизнесмен входит в сотню богатейших бизнесменов рейтинга Forbes, занимая 80−е место с состоянием $1,1 млрд. Основной актив Раппопорта — нефтегазовая компания Ruspetro.

Раппопорт проходит свидетелем по одному из уголовных дел о злоупотреблениях в «Роснано», сообщили РБК два источника, осведомленных с ходом следствия. «Его вызывали на допрос несколько раз подряд после ареста Меламеда», — сообщил РБК источник, знакомый с материалами дела. Речь идет о деле, связанном с деятельностью компании «Лиотех», уточнил он.

В 2009 году, за два года до назначения Раппопорта на должность зампреда, в «Роснанотехе» решили участвовать в проекте Thunder Sky Russian Pant по организации первого в России современного производства литий–ионных батарей совместно с китайскими партнерами — холдингом Thunder Sky Group Limited, зарегистрированным на Британских Виргинских островах, следует из отчета Счетной палаты, сообщает РБК.

Как сказано в аудиторском отчете, еще до старта проекта эксперт из научно–технического совета «Роснано» Михаил Стриханов указывал, что в документах проекта нет данных о том, являются ли материалы, из которых будут изготовляться аккумуляторы, наноматериалами. Стриханов указывал, что китайская компания может стать монополистом на российском рынке, а заказчиков на будущую продукцию в гражданской отрасли, скорее всего, не найдется, и единственным рынком сбыта будет Китай.

Однако соглашение было подписано, и «Роснанотех» и Thunder Sky Group Limited создали новую компанию — ООО «Лиотех». Thunder Sky Group Limited увеличила ее уставной капитал, передав компании лицензию, стоимость которой стороны оценили в 640 млн. руб., следует из отчета Счетной палаты. Основываясь на выводах аудиторов, Генпрокуратура летом 2013 года возбудила уголовное дело, связанное со злоупотреблением полномочиями, которое привело к прекращению права на использование лицензии от китайской компании стоимостью «около 500 млн. руб.».

За что?

Два источника, близких к руководству «Роснано», рассказывают, что старт атаке на партнеров Чубайса был дан примерно за неделю до ареста Меламеда. Его ни разу за все время существования уголовных дел не допрашивали, рассказали двое знакомых Меламеда, но вдруг вызвали на допрос в Следственный комитет за четыре дня до задержания. Когда следователи узнали, что в этот день Меламед не сможет сам приехать к ним (его адвокат был занят в другом процессе в Подмосковье), продолжает один из собеседников, к нему нагрянула группа оперативников и задержала.

Одной из причин, почему активизировалось расследование, как считают три собеседника РБК, связанные с «Роснано», стало участие Чубайса в публичных дебатах с оппозиционным политиком Алексеем Навальным. Силовики имели виды на группу Чубайса, а после дебатов с Навальным в эфире «Дождя» (24 июня, то есть за неделю до ареста Меламеда) людей Чубайса просто перестали защищать в Кремле, поясняет один из них.

Два источника из окружения Меламеда говорят, что Чубайс в день суда по мере пресечения бывшему партнеру связывался с главой администрации президента Сергеем Ивановым. Результатом этого разговора, как предполагают они, стало смягчение меры пресечения Меламеду — с содержания в СИЗО до домашнего ареста.

Пресс–секретарь президента Дмитрий Песков сказал РБК, что правоохранительные органы не информировали президента о планах арестовать Меламеда. «Им не требуется согласовывать такую информацию с президентом», — подчеркнул Песков.

Анатолий Чубайс не ответил РБК. В пресс–службе Следственного комитета не смогли оперативно предоставить комментарий, отмечает агентство.


bigpowernews.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.