ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / «Чтобы тарифы пошли вниз, нужна реальная конкуренция»
15.06.2015

С 1 июля в очередной раз поднимутся тарифы за услуги ЖКX, в Москве они совокупно вырастут на 10%, в среднем по стране — на 9,4%. Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин рассказал в интервью «Газете.Ru», почему поднимаются тарифы и как сделать так, чтобы это происходило как можно реже.

— Снова поднимутся тарифы за услуги ЖКX, при этом людям и так тяжело — реальные доходы падают, цены растут, как и нагрузка. Увеличена налоговая нагрузка на собственников жилья, введен новый платеж за капитальный ремонт, теперь — очередной рост тарифов. Почему нельзя было хотя бы их оставить на старом уровне?

— Рост тарифов связан с инфляционными процессами в экономике страны. Растут издержки, стоимость материалов, оборудования, растут тарифы на газ. Все это требует компенсации через рост тарифов. При этом рост тарифов ниже, чем фактическая инфляция.

Два года назад была попытка заморозить тарифы. Но фактически это привело к существенному росту выпадающих доходов и замораживанию части инвестиционных программ.

— Почему тарифы по регионам растут неравномерно?

— Рост тарифов в каждом регионе ограничен общефедеральным параметром, определяемым в программе социально-экономического развития страны. Поэтому темпы роста тарифов во всех регионах примерно схожи и ограничены этим фактором. Небольшое отличие определяется особенностями инвестиционных программ ресурсоснабжающих организаций, которые компенсируются за счет тарифов. Существенная дифференциация определяется разной базой тарифов, которая возникла исторически. Там, где стоимость топлива наибольшая, там и наибольший тариф — это, например, Сахалин или Камчатка. Там, где ресурсы стоят меньше, там ниже и тариф — например, в Иркутской области, где исторически всегда был самый низкий тариф в стране.

 

— Из чего формируется тариф? Хотелось бы понять долю каждой составляющей.

— Тариф состоит из оплаты вырабатываемой генераторами электроэнергии, тарифа на передачу этой энергии до конечного потребителя и сбытовой надбавки гарантирующего поставщика региона. Есть также небольшая составляющая инфраструктурных организаций, которые обслуживают энергосистему страны и оптовый рынок, где продается электроэнергия. В различных регионах ситуация по долям разная. Для разных категорий потребителей тарифы также различаются и различаются доли каждой составляющей.

— Сейчас очень много территориальных сетевых организаций (ТСО). Зачем они нужны, и самое главное — как они влияют на тариф?

— Действительно, весьма существенной статьей расходов является оплата услуг ТСО, которая появилась вместе с установлением в 2008 году единых «котловых тарифов» для каждого субъекта РФ. Такая система регулирования обернулась тем, что многие предприятия переложили свои расходы по содержанию сетевой инфраструктуры на других, выделив сети в ТСО и включив свои расходы в котловой тариф соответствующего региона. Количество ТСО стало расти в геометрической прогрессии и вплотную приблизилось в настоящее время к трем тысячам.

На ТСО приходится 18% тарифа на передачу в целом по стране.

Причем многие сети сейчас являются «моносетями», то есть обслуживают преимущественно одного потребителя.

— Постоянно разгораются скандалы с нецелевым расходованием средств ТСО. Почему это происходит?

— До последнего времени не было четких критериев, что такое ТСО. Поэтому назваться ТСО и получить соответствующий тариф мог любой владелец любого сетевого оборудования. Как я говорил, всего ТСО насчитывается около трех тысяч, а реально работают в разы меньше. Встречаются ТСО с «раздутым» тарифом за счет большой инвестиционной программы, которую им согласовали местные власти и регулятор. Эти программы должны быть включены в схему развития региона. Однако встречаются случаи, когда необходимые региону сетевые мощности построены за счет инвестиционной программы, а потребитель так и не появился или потребление оказалось значительно меньшим, чем планировалось. В таком случае дополнительного объема отпуска электроэнергии не появилось, и все это ложится дополнительным обременением на тариф на передачу для всех потребителей региона.

— Есть еще сбытовые компании. Но на деле это очередной посредник, который только собирает деньги. Зачем нужны эти многочисленные компании, через которые проходят деньги потребителей? Сейчас уже можно платить за услуги ЖКХ онлайн, почему не дать возможность людям платить напрямую тем, кто им приводит в дом электроэнергию?

— Сбытовые компании обслуживают систему договоров по купле-продаже электроэнергии, ее передаче и выставляют на их основе счета на оплату по принятым от потребителя показаниям счетчиков электроэнергии. К сожалению, приборы, которые измеряют количество потребленной электроэнергии, не могут автоматически онлайн передавать эти параметры. Поэтому также требуется персонал по снятию и проверки показаний приборов учета.

Если бы все было автоматизировано и работало в онлайн-режиме, то данная функция была бы не нужна и не оплачивалась в тарифе.

Нужно ли передавать функции гарантирующего поставщика, головных сбытовых организаций регионов, сетевым компаниям — извечный вопрос, имеющий разные точки зрения. Однако если в сбытовом секторе нет конкуренции, ведущей к снижению цены на электроэнергию, то такая функция не принесет другое качество ее выполнения и, следовательно, не нужна. Как показала практика, конкуренции на розничном рынке среди сбытовых компаний так и не состоялось.

 

— Реформой РАО «ЕЭС» предполагалось, что генерация и сбыт электричества будут организованы на конкурентной основе коммерческими структурами, которые будут функционировать в рамках рынка. Это должно было привести к снижению тарифов, но на деле тарифы растут. Что принципиально пошло не так?

— Для того чтобы тарифы пошли вниз, необходима реальная конкуренция между генераторами на оптовом рынке и реальная конкуренция между сбытовыми компаниями на розничном рынке. На оптовом рынке конкуренция определяется достаточным количеством игроков и избытком мощностей. По результатам конкурентного отбора мощности в прошлом году оказалось, что конкуренция генераторов привела к небольшому снижению стоимости мощности. Более того, около 15 тыс. МВт мощностей не нашло своего покупателя и вынуждены были обратиться за специальным тарифом «вынужденного генератора». Вот здесь есть еще недоработки в механизме выбытия из эксплуатации таких мощностей.

Но растут тарифы на газ, растут издержки генераторов (доля газовой генерации в России около 70%), растет стоимость вырабатываемой электрической и тепловой энергии.

На розничном рынке конкуренции как не было, так и нет.

— Также никуда не делась проблема неплатежей. Кто в этом виноват — реально ли люди не платят или это как раз вина многочисленных посредников?

— Граждане платят исправно. В проблеме неплатежей виноваты посредники, собирающие деньги за энергоресурсы и не всегда перечисляющие эти деньги непосредственно ресурсоснабжающим организациям и сетям. Также отсутствие должной ответственности позволяет неплательщикам избежать ответственности. Сейчас в Госдуме находится законопроект, ужесточающий ответственность за неплатежи и вводящий систему определенных гарантий для неплательщиков. Скорейшее принятие этого закона позволит ограничить рост задолженности и в будущем снизить ее размер.

— Давайте вернемся к повышениям тарифов. Насколько тот тариф, который установлен сейчас, реально соответствует стоимости услуг? Сколько там заложено для «лишних» посредников или на мощности, которые не используются, и можно ли надеяться, что эта доля когда-то будет сведена к минимуму?

— Для граждан «экономически обоснованный тариф» должен быть выше, чем тот, которые они платят сейчас.

Происходит субсидирование этого тарифа другими категориями потребителей, которые в целом по стране переплачивают около 250 млрд руб. ежегодно.

Проблема неэффективности, конечно, также присутствует. Важно взять под контроль и инвестиционные программы энергетиков, которые во многом и определяют темпы роста тарифов. Только контроль инвестиционных программ и общественное обсуждение целесообразности тех или иных проектов потребителями и экспертами соответствующего региона позволят решить этот вопрос. Это стало возможным после утверждения правительством РФ 16 февраля 2015 нового нормативно-правового акта №132 «Об утверждении инвестиционных программ субъектов электроэнергетики и контроле за их реализацией». В нем напрямую говорится о Совете потребителей при Правительственной комиссии по развитию электроэнергетики и вписывает совет в регламент рассмотрения и утверждения субъектов электроэнергетики Минэнерго России. Также устанавливается порядок участия межотраслевых советов в рассмотрении и утверждении программ субъектов электроэнергетики в субъектах РФ.

Самое важное — сделать процесс установления этих тарифов максимально прозрачным.  


gazeta.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.