ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Кириенко: история атомной отрасли России - залог ее успехов в мире
20.04.2015

Сергей Кириенко. Архивное фотоИстория российской атомной отрасли доказала готовность ее специалистов полностью выполнять обязательства по строительству новых, безопасных и экономически выгодных блоков АЭС за рубежом, и это способствует появлению у госкорпорации "Росатом" новых партнеров и проектов в разных регионах мира, считает ее генеральный директор Сергей Кириенко.

Десятилетний объем зарубежных заказов Росатома в 2014 году впервые превысил 100 миллиардов долларов и достиг 100,3 миллиарда долларов (в 2013 году этот показатель составлял 74 миллиарда долларов). Только за 2014 год портфель заказов госкорпорации вырос с 20 до 28 будущих атомных блоков в разных странах.

Преимущества России

"Преимуществом российской атомной отрасли сегодня, конечно, является ее история. Даже сам факт того, что мы в этом году празднуем 70-летие российской атомной отрасли, — для наших партнеров очень важная вещь, потому что проверка надежности атомных технологий требует достаточного количества времени", — сказал Кириенко в эфире программы "Горизонты атома" на телеканале "Россия 24".

"Решение о сооружении атомной станции — это не только гарантия поставки конкурентоспособной электроэнергии, хотя это тоже очень важно. Но всегда для страны, делающей выбор в пользу развития своей атомной энергетики, это переход на качественно новый технологический уровень", — добавил глава Росатома.

По его словам, Россия на сегодняшний день является единственной страной, способной выстроить комплексное технологическое партнерство в атомной энергетике, что является важным фактором для партнеров госкорпорации.

"Мы всем нашим партнерам предлагаем не только сооружение атомной станции, но и гарантии поставок топлива. А мы можем это сделать. Мы сегодня обладаем запасами (урана), которые могут обеспечить все наши атомные станции — и строящиеся, и проектируемые — больше чем на сто лет. Мы можем предложить современные проекты атомных станций — и с точки зрения безопасности, и с точки зрения сроков их работы", — отметил Кириенко.

Он добавил, что Росатом предлагает своим зарубежным партнерам проекты АЭС, соответствующие так называемым "постфукусимским" требованиям безопасности, появившимся после аварии на японской АЭС "Фукусима-1" в 2011 году.

"Это значит, что если бы атомные станции, которые мы строим, оказались в 2011 году в точке Фукусимы, и на них пришлись бы максимально возможное землетрясение и сверхрасчетное цунами, даже в этом случае они сохранили бы абсолютную безопасность и работоспособность. Это тоже очень важный аргумент", — сказал Кириенко.

Глава Росатома также напомнил, что в прошлом году консорциум научно-исследовательских центров в РФ завершил исследования, подтвердившие работоспособность новых российских сплавов, применение которых позволит продлить жизненный цикл атомных энергоблоков почти до ста лет.

"Мы можем гарантировать сотрудничество и оказать содействие в обеспечении ядерно-радиационной безопасности, переработке отработавшего топлива и радиоактивных отходов, обучении специалистов, совершенствовании местного законодательства — то есть полный технологический цикл", — резюмировал Кириенко.

Высокое доверие

Кириенко назвал еще один фактор, делающий Росатом привлекательным партнером за рубежом.

"В атомной отрасли очень важны доверие и предсказуемость, а это обеспечивается только опытом совместной работы и гарантированным выполнением своих обязательств. Многие наши партнеры часто говорили нам о том, что для них очень важным аргументом при принятии решения (о сотрудничестве с Россией), кроме надежности и безопасности российских технологий, кроме коммерческой эффективности, комплексности этих предложений, является еще и то, что мы всегда выполняли свои обязательства", — сказал Кириенко.

Он отметил, что за рубежом внимательно наблюдали за строительством российскими специалистами первого блока иранской АЭС "Бушер".

Аналогов этой станции мире нет. Ее строительство было начато в 1974 году немецким концерном Kraftwerk Union AG (Siemens/KWU). В 1980 году правительство ФРГ присоединилось к санкциям США, введенным против Ирана, и строительство было прекращено. В августе 1992 года правительства РФ и Ирана заключили соглашение о сооружении этой АЭС, а в январе 1995 года был подписан контракт на завершение строительства первого энергоблока.

Российскому "Атомстройэкспорту" и его подрядчикам удалось осуществить интеграцию российского оборудования в строительную часть, выполненную по немецкому проекту, и применить около 12 тысяч тонн немецкого оборудования. Первый блок АЭС "Бушер" был подключен к национальной энергосистеме Ирана в сентябре 2011 года.

"Мы достраивали, в общем, почти на обломках брошенную станцию, которую начинали строить немецкие специалисты. Цены, которые были заложены в этот контракт, не соответствовали сегодняшним условиям, поэтому это был не способ заработать. Мы выполняли контракт, несмотря на попытки серьезного давления с разных сторон, и мы его выполнили", — рассказал глава Росатома.

"Мы сделали невозможное, мы сделали то, что не делал никто и никогда", — подчеркнул Кириенко.

Он добавил, что профессионалы на Западе высоко оценили это достижение, и напомнил, что проекты АЭС "Бушер" и индийской АЭС "Куданкулам" были названы проектами 2014 года по версии старейшего энергетического журнала США Power Engineering.

"Вы понимаете, что такое в сегодняшней политической ситуации для американского журнала отдать первое место за самые серьезные прорывы года российской компании Росатом. И тем не менее они это сделали", — сказал Кириенко.

Контракты к контрактам

Хотя с технической точки зрения аналогов АЭС "Бушер" не существует, для многих партнеров Росатома была очень важна политическая воля, которую проявила Россия при осуществлении этого проекта, отметил Кириенко.

"Мы обещали построить эту станцию — и мы это сделали", — сказал он. Он добавил, что именно поэтому в прошлом году Москва и Тегеран подписали межправительственное соглашение, открывающие возможность строительства в Иране восьми блоков АЭС по российским технологиям, а также контракт на сооружение по российскому проекту двух новых блоков АЭС "Бушер".

В Индии, несмотря на возникавшие сложности, Росатом построил первые два блока АЭС "Куданкулам", напомнил Кириенко.

"Именно поэтому у нас сегодня в Индии подписаны два новых блока на этой же площадке и дорожная карта еще на 12 блоков", — отметил он.

Росатом развивает сотрудничество с Китаем, который, как отметил Кириенко, может сам строить атомные станции.

"Тем не менее по опыту эксплуатации первых двух блоков Тяньваньской атомной станции мы приступили к сооружению третьего и четвертого блоков, и сейчас в завершающей стадии находится согласование еще двух блоков (седьмого и восьмого — ред.) на этой площадке", — добавил глава Росатома.

В числе новых проектов за рубежом стал проект строительства первой иорданской АЭС. Межправительственное соглашение о сотрудничестве по нему РФ и Иордания подписали в марте.

"Премьер-министр Иордании мне задавал вопрос: а если у нас хорошо пойдет сооружение первых двух блоков, можно ли будет еще два дозаказать? Я говорил ему, что все наши партнеры, кто заказал у нас первый блок или первые два блока, после этого заказали третий и четвертый, иногда пятый и шестой блоки, что тоже крайне важно", — сказал Кириенко.

Сотрудничество с Украиной

Глава Росатома подтвердил готовность России и дальше выполнять свои обязательства по сотрудничеству в атомной энергетике с Украиной.

"Сегодня точно не самые простые взаимоотношения между Россией и Украиной. Может быть, не все это знают, но основная часть электроэнергетики Украины — это атомные станции", — напомнил Кириенко.

"Практически все топливо для этих атомных станций поставляют предприятия атомной отрасли России, и мы ни разу, ни на день не сорвали выполнение своих обязательств. И это тоже вопрос репутации и доверия, который в такой "долгосрочной" отрасли, как атомная, является принципиально важным", — подчеркнул он.

Информационные провокации

Генеральный директор Росатома отметил, что в нынешней сложной геополитической ситуации западные конкуренты российских атомщиков идут на недобросовестные меры.

"Да, по отношению к Росатому никаких специальных, секторальных санкций не введено. Но западный мир так устроен, что неписаные санкции иногда хуже, чем написанные. Конечно, мы сегодня сталкиваемся сегодня с попытками и саботажа, и давления на страны, которые подписывают с нами контракты. Сталкиваемся даже с прямыми провокациями, в том числе информационными", — рассказал Кириенко.

Он напомнил, как ранее британская газета Financial Times сообщила, что Еврокомиссия якобы заблокировала проект Венгрии и РФ по расширению АЭС "Пакш". Впоследствии венгерская сторона заявила, что эти данные не соответствуют действительности и потребовала опровергнуть публикацию. А информационное агентство Рейтер сообщало о якобы задержках графика сооружения с участием России первой турецкой АЭС "Аккую", что затем опровергло правительство Турции.

"Мы уже к этому привыкли. С другой стороны, я бы сказал, что когда используются такие меры противодействия, это значит, что другие не работают. В некотором смысле это, как ни странно, комплимент российской атомной отрасли, потому что это означает, что конкурировать с нами по-честному у них не получается", — заявил Кириенко.

Новая победа

Примером одной из недавних побед Росатома в открытой конкурентной борьбе Кириенко назвал подписание с голландской NRG Petten в конце 2014 года контракта на поставку российского пластинчатого топлива для исследовательского реактора HFR в городе Петтен. Для Росатома этот контракт ознаменовал выход на ранее закрытый для России зарубежный рынок ядерного топлива такого типа.

"Мы освоили производство так называемого пластинчатого топлива для европейских исследовательских реакторов и в прошлом году осуществили первую полную поставку для такого реактора в Нидерландах", — сказал Кириенко.

"Очевидно, что выбор Росатома как поставщика топлива нашими коллегами в Нидерландах делался не по политическим основаниям. Мы доказали работоспособность, надежность и коммерческую эффективность этого топлива", — добавил он.

Кириенко отметил, что Росатом идет на тендеры, тщательно готовя свои предложения, ставя превыше всего вопросы их надежности и безопасности.

"Для нас самое главное — репутация. Мы понимаем, что находимся в политически непростой среде. Нам даже мелкую оплошность никто не простит, и это мобилизует", — подчеркнул глава российской атомной госкорпорации.


ria.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.