ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Зеленая цена
22.04.2014

Парки ветрогенераторов редко удается построить в непосредственной близости от потребителя энергии. При выборе места строительства главным фактором является наличие там ветраВысокие цены на электроэнергию как итог реформы отрасли — самая распространенная претензия потребителей к энергетикам. Эта проблема касается не только России. Европейцы также недовольны своим положением, причем в лидерах — представители локомотива европейской экономики Германии.

Свыше половины первичных энергоресурсов страны ЕС импортируют из-за рубежа. Примерно две трети потребляемого газа и больше 80% нефти поступают из стран, не входящих в ЕС (в том числе Норвегии), причем, по прогнозам, зависимость от импорта энергоносителей будет лишь возрастать.

Неудивительно, что ключевой целью европейской энергетической политики является снижение зависимости от зарубежных поставщиков энергоресурсов. Некоторым особняком стоит лишь Франция, которая не очень опасается зависимости от бывших своих колоний в части поставок уранового сырья для нужд своей почти целиком атомной электроэнергетики.

Поставщиков должно быть много, сама топливная корзина — диверсифицирована, а аппетиты европейских потребителей должны быть под постоянным давлением, в том числе при помощи мероприятий по повышению энергоэффективности и инструментов фискального характера — вот суть энергетической политики стран Европы. Экологические вопросы при всей их явной политизированности также важный аспект энергетической политики: объем выбросов парниковых газов — хороший маркер того, как продвигается Европа к энергетической независимости.

В условиях недостаточности энергоресурсов местного производства вполне обоснованным является выбор в пользу форсированного развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ): ветра, солнца и биомассы.

Главный плюс "альтернативки" в том, что она действительно снижает зависимость стран ЕС от импорта: солнце и ветер используются местные. Главный же минус по сравнению, например, с использованием газа — конечная цена для потребителей.

Главный инструмент финансирования "чистой" электроэнергии в ФРГ, как и во многих других странах,— так называемый feed-in-tariff, то есть специальный тариф, по которому энергетики обязаны принимать в сети электроэнергию, выработанную на нетрадиционных и возобновляемых источниках. При этом для разных видов генерации установлены тарифы различного уровня: один для солнечных панелей, другой для ветряков. Чем выше затраты инвесторов на ввод определенного типа генерации, тем выше тариф. Рыночную цену, сформированную тепловой и гидрогенерацией, "зеленый" тариф может превышать в несколько раз. Тарифы зафиксированы на годы вперед и могут корректироваться лишь по мере увеличения доли различных видов ВИЭ в выработке электроэнергии.

Дополнительные расходы потребителей на этом не заканчиваются: ветер и солнце не работают по команде диспетчера, поэтому для поддержания необходимого уровня надежности энергосистемы все равно требуется резервирование мощностей на действующих ТЭС. Поддержание избыточного для нормальных условий резерва мощностей так или иначе находит свое отражение в счетах потребителей. Причем поддерживать надо именно самую дорогую генерацию, которая способна быстро реагировать на диспетчерские команды и покрывать резкое увеличение потребности в электроэнергии в энергосистеме.

Специфический фактор, который будет играть все более негативную роль в судьбе немецких потребителей,— это не самые радужные перспективы атомной энергетики. Если до аварии на "Фукусиме" у немецких атомщиков еще были шансы спасти отрасль от ликвидации, то после нее было принято окончательное решение о закрытии к 2022 году всех атомных электростанций Германии. При этом роль атомной составляющей в немецкой электроэнергетике огромна: на протяжении последних двух десятилетий около четверти вырабатываемой электроэнергии производилось именно на атомных электростанциях. Если по объемам выработки ВИЭ в принципе способны заменить АЭС, то по стоимости электроэнергии в обозримом будущем — нет, а значит, с уходом атомной генерации расходы потребителей снова возрастут.

Инфраструктура — следующая проблема, которая связана с "озеленением" электроэнергетики. Строить новую ТЭС или АЭС экономически целесообразно именно там, где она необходима. Другое дело — основа немецкой возобновляемой энергетики ветряные электростанции, которые можно строить только там, где для этого есть необходимые природно-климатические условия. Закрытие АЭС и старых тепловых электростанций в основном касается юга страны с развитой промышленностью, а новые парки ветрогенераторов строятся на севере страны, что влечет за собой необходимость масштабного сетевого строительства. Помимо затрат на строительство новых ЛЭП и подстанций следует учесть и неизбежный рост потерь в сетях, так как электроэнергию надо будет передавать на большие расстояния.

Потребители пытаются найти выход из ловушки, в которую их посадило собственное правительство: те предприятия, которые могут себе это позволить, переходят на собственную генерацию. Помимо бегства от энергетиков существуют и иные способы избежать платы за обеспечение европейской энергетической безопасности. Энергоемкие производства, у которых доля электроэнергии в затратах крайне высока, могут освобождаться от уплаты "зеленого" тарифа, что, конечно, хорошо для таких предприятий, но плохо для всех остальных потребителей, так как эта тарифная нагрузка перераспределяется на них. Все чаще немецкая промышленность "голосует ногами" против текущей государственной энергетической политики, либо перенося производство в страны с более низкой стоимостью электроэнергии, либо объявляя о таких планах.

Кроме того, ничто не мешает какому-либо заводу облепить свои производственные корпуса солнечными панелями и отпускать вырабатываемую электроэнергию в сеть по специальному "солнечному" тарифу и при этом одновременно закупать электроэнергию из той же сети по обычной цене, которая в два-два с половиной раза ниже той, по которой завод только что продал свою солнечную электроэнергию. Более того, такое предприятие может рассчитывать на освобождение от "зеленой" надбавки к цене покупаемой электроэнергии, если, как ранее указывалось, оно является энергоемким.

Население страдает от новой энергетической политики немецких властей даже больше, чем промышленность, так как возможностей избежать "экологического оброка" у него существенно меньше, чем у заводов и фабрик. В счетах немецких домохозяйств доля "зеленого" тарифа выросла с конца 1990-х более чем в 30 раз и сегодня составляет почти пятую часть от общей суммы платежа. При этом особо ужиматься простым немцам некуда — высочайший уровень энергоэффективности, достигнутый ими за последние десятилетия, почти не оставил таких резервов.

Конечно, нам до немецких и шире — европейских — проблем еще далеко, хотя планы государства по увеличению доли ВИЭ в российской электроэнергетике и вызывают опасения, что, может быть, эти проблемы на самом деле уже близко. Тем не менее главный урок, который, наверное, можно извлечь из европейского опыта, достаточно тривиален: у любой энергетической политики есть цена, и если политики в ней больше, чем энергетики, то цена может быть очень высокой.

Александр Григорьев, к.э.н., руководитель департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий. Мария Фадеева, эксперт-аналитик департамента исследований ТЭКа Институт проблем естественных монополий


kommersant.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.