Enersys Load Forecast
Главная / Обзор прессы / Инвестиции вернутся позж
11.02.2014
Извечный вопрос российской постреформенной электроэнергетики - как проплыть в будущее между Сциллой интересов потребителей и Харибдой интересов инвесторов и энергетиков - вновь привлек к себе внимание. В конце января Минэнерго обсудило с инвесторами перспективы внесения изменений в параметры договоров на предоставление мощности (ДПМ). Сейчас они гарантируют энергокомпаниям возврат инвестиций в новую тепловую генерацию за 10 лет, Минэнерго предложило увеличить срок до 15 лет. Это должно снизить ценовую нагрузку на крупных потребителей в период ограничения тарифов. Перспективы инвесторов, скажем сразу, не обрадовали.

Практически все новое строительство генерирующих мощностей происходит в рамках ДПМ, предполагающих гарантированные платежи со стороны рынка и возврат до 90 процентов капитальных затрат только от продажи мощности за 10 лет. Дополнительные доходы от торговли электроэнергией, как правило, сокращают реальный срок окупаемости до 7-8 лет. В развитых странах нормальным считается срок окупаемости в 15-20 лет. Этот срок расчетный, и в отличие от России инвесторы несут предпринимательские риски: никто не гарантирует им возврата инвестиций, как это происходит у нас. Для потребителей такие сжатые, по сравнению с обычной практикой, сроки окупаемости означают дополнительную нагрузку: им приходится платить больше, чтобы инвесторы вернули свои деньги быстрее. В ближайшие несколько лет нас ожидает резкий рост вводов новых генерирующих мощностей в рамках ДПМ, а в итоге дополнительный рост нагрузки на потребителей. Именно с этой проблемой и пытается бороться профильное министерство за счет внесения по сути технических изменений в действующий механизм ДПМ, которые приведут к некоторому увеличению сроков окупаемости проектов и сделают рост нагрузки на потребителей более плавным и равномерным.

Вообще изначально идея ДПМ преследовала благородные цели по защите реформы и преподносилась чуть ли не как обуза для инвесторов. Так ли это на самом деле? Действительно, коллектив реформаторов РАО "ЕЭС России", не будучи способным создать рыночную среду в отрасли, равно как и стимулы для покрытия перспективного спроса на электроэнергию за счет рыночных механизмов (если не считать рыночной средой появление нескольких локальных монополий в генерации вместо одной федеральной), тем не менее был вынужден каким-то образом прикрывать этот очевидный провал. В качестве "костыля", на котором реформаторы выбрались из своей сложной жизненной ситуации, был выбран механизм ДПМ. Инвесторам, как в советском магазине, в нагрузку к приобретаемому дефицитному товару (генерирующей компании) давали товар, не пользующийся спросом, - кусочек инвестпрограммы РАО "ЕЭС России", который покупатель обязывался выполнить к определенному сроку. Невыполнение обязательств должно было бы караться серьезным штрафом в размере до 25 процентов от инвестпрограммы. Это одна сторона медали, или "кнут". Другая сторона, "пряник", заключалась в том, что инвестор исключал для себя полностью какие-либо предпринимательские риски. Будет спрос на эту электроэнергию, не будет - рынок (а значит, потребители) заплатит сполна просто за то, что энергоблок построен и весь такой дорогой и красивый. Перенося эту ситуацию на любую другую отрасль промышленности, например металлургию (пожалуй, главного пострадавшего от постреформенного роста цен на электроэнергию), представим себе, что государство заключает с предпринимателем контракт даже не на покупку его продукции по завышенным ценам, а на выплату в течение 10 лет полной стоимости завода, причем не важно, будет этот завод выпускать алюминий или нет. Это, конечно, уже не бизнес, а что-то другое.

Тем не менее механизм ДПМ доказал свою работоспособность. В тепличных условиях при опять же практически полном отсутствии предпринимательских рисков, пусть и с регулярным отставанием от графика (и с минимальными штрафными санкциями за это), но новые мощности тем не менее вводились, а инвесторы начали пожинать богатый урожай - на зависть тем, кому не повезло с заключением ДПМ. Но сверхвыгодные условия для инвесторов - тяжкое бремя для потребителей, и теперь, когда минэнерго пытается откорректировать этот дисбаланс интересов, обладатели ДПМ резко воспротивились этому "ущемлению" их прав.

Действительно, изменение правил игры - не самая приятная новость для игроков, и их можно понять. Однако, когда заключались кабальные для российской экономики ДПМ, исключавшие предпринимательские риски, не задумывались ли инвесторы, что заложенная в этих договорах принципиальная экономическая несправедливость однажды "выстрелит" в виде рисков регуляторных? А ведь могли бы возмущающиеся сегодня европейские инвесторы вспомнить известное изречение, приписываемое великому европейцу и великому знатоку России Отто фон Бисмарку: "Не надейтесь, что, единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут - не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть". Настало время играть честно.

Александр Григорьев, глава департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий


rg.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.