ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Проверено на STUK
12.12.2014
 Фото: ТАССРоссийско-финской АЭС под названием "Ханхикиви-1" быть - такое решение большинством голосов принял парламент Финляндии, несмотря на давление Брюсселя и Вашингтона и серьезную оппозицию, вызванную этим внутри страны. Что предопределило выбор финских законодателей и правительства Суоми в пользу российского проекта? Как долго к этому шли? Насколько важен сигнал из Хельсинки для схожих проектов в Венгрии, Чехии, Болгарии?

За ответом на эти и другие вопросы мы обратились непосредственно к проектировщикам - в компанию "АТОМПРОЕКТ" (Санкт-Петербург), где рождались и обосновывались все технические решения по новой АЭС для Финляндии. Наш собеседник - генеральный директор проектной компании Сергей Онуфриенко:

Не секрет, что ваши партнеры с финской стороны - очень требовательные заказчики. Да и STUK - национальный надзорный орган, каких поискать. Чем привлек их российский проект?

Сергей Онуфриенко: Почему нас выбрали? Потому что мы - единственные, кто может сейчас предложить референтный блок с учетом всех современных требований. Такой, чтобы можно было увидеть не на картинках, а в деле - работающим. Наши основные конкуренты - AREVA, Siemens, южнокорейские или японские компании - такого показать не могут.

А у нас - пожалуйста?

Сергей Онуфриенко: И у нас, и в Китае, где два энергоблока Тяньваньской АЭС работают, еще два на подходе. В развитие, уже по проекту АЭС-2006, строятся Ленинградская АЭС-2 в России и два энергоблока первой атомной станции в Белоруссии.

Знаем, куда идем

В Китае был реализован проект АЭС-91, который в свое время разрабатывался вместе с финнами и под их запросы. Но тогда в Финляндии по политическим соображениям строить не стали. Какое-то время проект лежал на полке, ждал своего часа. И это, замечу, была совместная интеллектуальная собственность с финнами - наши идеи, их формализация под свои конкретные задачи.

Его предложили потом, когда Финляндия объявила тендер на третий блок АЭС "Олкилуото"?

Сергей Онуфриенко: Не совсем так. Финны, будучи достаточно опытными, имея атомные станции "Ловииса" и "Олкилуото", хотели сделать для себя современный блок. Зная российскую, а в то время еще советскую реакторную технологию, они собирались из нее сделать конфетку. Из нашего типового блока ВВЭР-1000 - модернизированный. Допустим, в типовом блоке три канала безопасности, у них - четыре. И ряд других новаций вводили - с учетом западных нормативов по компоновке, по противопожарным требованиям. Энергоблок получался более компактным и процентов на тридцать более экономичным, чем серийный ВВЭР-1000...

Цифра: 60 процентов местных жителей поддерживают российско-финский проект строительства АЭС "Ханхикиви-1" на территории Финляндии

Но проект, повторяю, не пошел и лег на полку. В это время Китай начал развивать свою атомную энергетику. Тендера не было. Поскольку многие китайские специалисты в этой области оказались выпускниками советских вузов, их настрой априори был на советские атомные технологии.

Главным инженером Тяньваньской АЭС в начальный период строительства был товарищ Ма И - выпускник Московского энергоинститута. Он мне так и представился: Ма И из МЭИ...

Сергей Онуфриенко: А в руководстве китайской корпорации атомной промышленности были выпускники Петербургского университета. Все в жизни взаимосвязано. Поэтому нельзя отрывать историю финского проекта от его предыстории. Иначе не понять, почему это разборчивые финны берут сегодня - без тендера! - российский реактор почти как свой.

Для них он действительно не чужой. В 2003-м, когда объявили конкурс на "Олкилуото-3", в российской заявке был обновленный и усиленный с позиций безопасности проект АЭС-91/99. Его опять изучили вдоль и поперек, но победу в тендере, как известно, отдали французской АREVA. То решение, убежден, было политически мотивированным. Чем оно обернулось, мы сегодня видим...

Сметная стоимость и сроки строительства "Олкилуото-3" вышли за все мыслимые пределы. Станция до сих пор не введена, а заказчик и подрядчик выясняют отношения в судах.

Сергей Онуфриенко: В том-то и дело. А наш блок был гораздо более готовым для воплощения на финской территории. Но политика возобладала над экономикой. Хотя к тому времени мы уже два года работали во взаимодействии с финским надзорным органом - как говорится, проверяли себя на STUK. Все раскладывали по полочкам, раскрывали обоснования. Уже на той стадии мы сделали фактически мини-проект. Если хотите, это был вариант Тяньваньской АЭС, усовершенствованный под Финляндию. Без дополнительных систем безопасности, которые включены в более поздний проект Ленинградской АЭС-2, но уже с защитой от падения тяжелого самолета.

Тяжелого - это сколько?

Сергей Онуфриенко: Четыреста тонн. Как большой "Боинг".

Как учитываются в проектных решениях географические и прочие особенности местоположения будущей АЭС?

Сергей Онуфриенко: Площадка "Ханхикиви-1" расположена значительно севернее двух уже действующих в Финляндии атомных станций. В индустриальном отношении этот район не очень сильно развит. Мыс Ханхикиви (в переводе с финского - гусиный камень) имеет определенное историко-культурное значение и считается местом обитания редких и находящихся под охраной животных и птиц. И мы вполне сознаем, что такие особенности места предъявляют особые требования к проектированию и освоению площадки, а также накладывают дополнительные обязанности на поставщика. Мы уважаем и ценим бережное отношение жителей Финляндии к сохранению природы, к животному и растительному миру, который нас окружает. И потому экологические императивы в наших расчетах и проектных решениях - такой же безусловный приоритет, как и критерии ядерной безопасности.

Аналитики в самой Финляндии полагают, что проект АЭС стоимостью 7-8 миллиардов долларов может дать работу более чем ста местным компаниям. А как это видится генеральному проектировщику?

Сергей Онуфриенко: Уже на этой стадии "АТОМПРОЕКТ" ведет интенсивные переговоры с крупными финскими компаниями на предмет оказания консультационных и проектных услуг.

Друг у друга учимся

Для строительства новой АЭС в Финляндии была создана экс-плуатирующая компания Fennovoima. Лицензию на сооружение станции она получила летом 2010 года, а когда начались консультации с российскими компаниями как возможными поставщиками технологий?

Сергей Онуфриенко: Наш проект, насколько я знаю, стали предметно рассматривать только весной 2013-го. Почему до этого у финнов не сложился альянс с французской AREVA, американским Westinghouse или японской Toshiba, судить не берусь. Но сам факт, что в декабре того же года между Fennovoima и компанией "Русатом Оверсиз" (дочерняя структура "Росатома". - Ред.) был подписан контракт на строительство АЭС, говорит о многом.

Какая-то работа этому предшествовала?

Сергей Онуфриенко: Осенью прошлого года, еще до подписания контракта, STUK провел некоторую индикативную экспертизу нашего проекта. Была серия вопросов, которые мы сняли, дав ответы в начале 2014 года.

А сейчас что происходит?

Сергей Онуфриенко: Готовим документацию для лицензирования, первый пакет уже передан компании Fennovoima. Именно она как владелец будущей станции в 2016 году должна подавать общую заявку. И нам приходится сейчас активно взаимодействовать, потому что по финским законам владелец несет единоличную ответственность за лицензируемый объект. И должен продемонстрировать в надзорном органе полное понимание проектных решений. Ни в каких других наших проектах это взаимодействие не было столь тесным. Каждую неделю у нас проходят встречи со специалистами Fennovoima по вопросам проектирования.

В ноябре, я знаю, был проведен даже специальный семинар?

Сергей Онуфриенко: Если коротко - для популяризации требований STUK. Дело в том, что финские руководства по безопасности вобрали в себя все современные требования, выработанные МАГАТЭ и Ассоциацией западноевропейских органов регулирования ядерной безопасности (WENRA). Это явилось серьезным вызовом для проекта АЭС-2006, предложенного к реализации на площадке "Ханхикиви". Внеся некоторые корректировки, где-то добавив оборудование и усилив отдельные конструкции, нам удалось сохранить общую архитектуру проекта и систем безопасности. А главное - удалось обосновать устойчивость энергоблока к событиям так называемого "расширенного проектирования", которые включают аварии со множественными отказами систем безопасности и экстремальные внешние воздействия - например, падение уже упомянутого тяжелого самолета.

Получается, что ядерные технологии из России, впервые пришедшие на энергетический рынок Финляндии 35 лет назад, сюда не просто возвращаются, а приходят в варианте равноправного партнерства. И что важно - обогащенные новым опытом...

Сергей Онуфриенко: Согласен. И даже могу проиллюстрировать это на примере института, в котором работаю с 1980 года. До того в развитии петербургского "Атомэнергопроекта" (название компании до 2013 г.) была одна исключительно значимая ступень - это АЭС "Ловииса" с реакторами ВВЭР-440, построенная в Финляндии. Вторая ступень - Тяньваньская АЭС в Китае. Третьей ступенью на той же символической лестнице должна стать "Ханхикиви".

В сравнении с другими проектными организациями бывшего СССР петербургский АЭП был чуть больше продвинут на Запад. Когда зарубежных заказов практически не было, а советские технологии только по случаю могли попасть в капиталистическую страну, у нас тем не менее следили за последними техническими достижениями и стремились им соответствовать.

Поэтому опыт сооружения АЭС "Ловииса" - впервые по советскому проекту в стране с рыночной экономикой - был ценен?

Сергей Онуфриенко: Он был, повторю, важной ступенью. И обеспечил институту лидерские позиции, как минимум, лет на 10-15, а то и на все двадцать. Не случайно по проектам петербургского АЭП в России и за рубежом построено в общей сложности 19 энергоблоков, и 10 сейчас находятся в разной степени разработки и сооружения.

Очень надеюсь, что такой же толчок даст и "Ханхикиви". Что мы осилим поставленные задачи, и что на ближайшее будущее этот проект будет самым передовым. На него и сейчас уже многие смотрят. Смотрят венгры - им нужны замещающие мощности на АЭС "Пакш". Смотрят чехи, примеряя то к "Темелин", то к "Моховце". Смотрят другие потенциальные заказчики, включая Китай. В Поднебесной уже не хотят тиражировать технологии 90-х годов, а желают строить энергоблоки нового поколения...

К вопросу о Венгрии: если с проектом типа "Ханхикиви" вас позовут на "Пакш", пойдете?

Сергей Онуфриенко: Насколько я понимаю, такого рода решение уже принято, причем без нас. В российской атомной отрасли, как в любой другой, есть разделение сфер влияния. Венгрия и конкретно АЭС "Пакш" - это изначально площадка московского АЭП. Мы туда со своим проектом не рвались. Но в силу высших соображений и в целях унификации, чтобы заказчик легче сориентировался, представили наш проект. А в Будапеште, как оказалось, ничего другого и не хотят. Очень может быть, что с Венгрией контракт удастся подписать в этом декабре. И тогда на нас обрушится вторая волна...

Визитная карточка

"АТОМПРОЕКТ" - научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт энергетических технологий. Объединил две находящиеся в Санкт-Петербурге проектно-конструкторские организации: Головной институт "ВНИПИЭТ" и Санкт-Петербургский "Атомэнергопроект". В их совместном активе десятки уникальных объектов, по которым можно составить летопись атомной отрасли, - от первого в СССР исследовательского реактора Ф-1 и уникальных производств по обогащению урана до самого мощного промышленного энергоблока на быстрых нейтронах БН-800 на Белоярской АЭС. Начиная с 1965 года, в России и других странах Европы и Азии по ленинградским проектам построено 36 энергоблоков АЭС, семь строятся сейчас. Генеральным директором объединенной компании стал кандидат технических наук Сергей Онуфриенко, более 30 лет проработавший в "Атомэнергопроекте".

Тем временем

Коллег из Чехии позвали поучаствовать

"Контракт на совместное строительство АЭС "Ханхикиви-1" подписали в конце декабря 2013 года компания Fennovoima (зарегистрирована в Финляндии) и "Русатом Оверсиз" - дочерняя структура "Росатома".

Предполагается, что "Русатом Оверсиз" поставит для станции реактор типа ВВЭР мощностью 1200 МВт. Общая стоимость возведения станции, по данным финских СМИ, составит 6-7 млрд евро, из которых 1,6 млрд выплатит Fennovoima, а оставшуюся сумму внесет "Росатом". Помимо этого правительство Финляндии связало выдачу лицензии на начало строительства новой АЭС непременным условием, чтобы доля финских собственников и собственников из стран ЕС в проекте превышала 60 процентов. Замглавы "Росатома" Кирилл Комаров уже сделал заявление, что "Русатом Оверсиз" не намерен поднимать свою долю выше 34 процентов.

Пакет акций чуть более 10 процентов остается нераспределенным. Реализовать его планируют либо за счет повышения долей уже существующих финских акционеров, либо за счет поиска новых - в самой Финляндии и странах ЕС. Перед решающим голосованием в парламенте пришло сообщение, что солидный пакет - до 15 процентов - намерен приобрести финский концерн Fortum. В России это восприняли как позитивный сигнал.

А компания Fennovoima как заказчик уже разместила на сайте ядерного общества Чехии обращение к атомщикам - их приглашают поучаствовать в российско-финском проекте. Требуются специалисты по сооружению и эксплуатации атомных энергоблоков с российскими реакторами типа ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор). В Чехии работают две такие станции: "Темелин" с двумя энергоблоками ВВЭР-1000 и "Дукованы" с четырьмя энергоблоками ВВЭР-440.

Пять лет назад в Праге заявили о намерении к двум энергоблокам "Темелин" добавить еще два: государственная энергетическая компания CEZ в августе 2009 года объявила тендер на строительство третьего и четвертого энергоблоков этой АЭС с ориентировочной стоимостью $10 млрд. Первоначально заявки на участие подали французы (Areva), американцы (Westinghouse) и российско-чешский консорциум "МИР.1200" в составе компаний "Атомстройэкспорт", ОКБ "Гидропресс" и чешской Skoda JS.

По оценкам экспертов, наиболее вероятные шансы победить в конкурсе были у российско-чешского консорциума. Но конкуренты из Westinghouse, пользуясь политической поддержкой властей США, видимо, нашли какие-то свои рычаги и кнопки во властных кабинетах в Праге. Согласно первоначальным условиям, объявление итогов тендера и подписание контракта ожидались до конца 2013 года. Но уже в октябре гендиректор Skoda JS Мирослав Фиала заявил, что подведение итогов переносится на 1,5-2 года. В марте нынешнего года президент Чехии Милош Земан в интервью Parlamentni listy дал понять, что тендер на расширение "Темелин" необходимо завершить "без объявления победителя". А к участию в новом тендере, по его же словам, следует вновь пригласить французскую Areva - наравне с "Росатомом", Westinghouse и, возможно, какой-то южнокорейской компанией.

Формально тендер был прекращен в апреле 2014 года. Компания CEZ направила соответствующие уведомления участникам. При этом сделана оговорка, что отмена тендера не означает остановку строительства АЭС в Чехии. Речь якобы только "о корректировке планов в тесном сотрудничестве с государством по дальнейшему развитию атомной отрасли".

Взгляд из Хельсинки

Ваппу Тайпале, экс-министр здравоохранения и социального развития Финляндии:

- Лично себя я не могу отнести к горячим поклонникам атомной энергетики, скорее наоборот. Но с уважением отношусь к тем, кто ответственно решает свои профессиональные задачи в этой области. И доверяю таким профессионалам в Финляндии и России. У нас уже есть опыт совместного создания атомной станции, и он позитивный, если говорить об АЭС "Ловииса". Поэтому люди моего поколения в большинстве поддерживают новый проект. У нас есть убеждение, что российские атомные технологии являются надежными и безопасными. Зеленая энергетика, за которую особенно ратует молодежь, дело хорошее. Но не надо забывать, что Финляндия - северная страна, и те же, к примеру, солнечные батареи в наших условиях не могут дать необходимое количество энергии, особенно когда речь идет о промышленном производстве.

Звонок из редакции

Александр Румянцев, Чрезвычайный и Полномочный посол России в Финляндии:

- Реализация совместного российско-финского проекта "Ханхикиви-1", без сомнения, принесет пользу обеим сторонам. То, что интерес к нему проявили и в концерне Fortum, - с моей точки зрения, очень позитивный сигнал. Этот энергоконцерн одинаково хорошо знают в Финляндии и России. Fortum владеет АЭС "Ловииса" и за 40 лет ее эксплуатации накопил важный опыт, сейчас это одна из лучших в мире атомных станций. А в России, в Ханты-Мансийском округе, финский энергоконцерн запустил в 2014 году третий энергоблок Няганьской ГРЭС, на газе. В этом они тоже преуспели.

Но в Финляндии, и я уже отмечал это в "РГ", ядерная энергетика органично хороша для использования. Здесь трепетно относятся к экологии и очень грамотно умеют работать с побочными продуктами атомной генерации - в частности, с отработанным топливом. А второе обстоятельство - Суоми имеет один из самых квалифицированных и строгих надзорных органов в области атомной энергетики - STUK. И поэтому вопросы эксплуатации атомных станций находятся под постоянным контролем и под очень профессиональным надзором.


rg.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.