ПАК "Созвездие"
Главная / Обзор прессы / Единое кольцо с приставкой «супер»
09.10.2014

 

Интеграция и глобализация, со всеми их плюсами и минусами, давно стали объективными тенденциями, охватившими все сферы экономики. Они не обошли стороной энергетику: к примеру, Европейский союз, признанный эталоном межгосударственного объединения, пронизан общей сетью трубопроводов и линий электропередачи. О создании подобной системы не первый год говорят и в отношении АТР. Одним из её элементов должно стать «Азиатское суперкольцо» – огромная сеть ЛЭП, объединяющая Россию, Китай, Японию, Корейский полуостров и, возможно, Монголию. О преимуществах столь амбициозного проекта и тех барьерах, которые пока мешают его реализации, эксперты высшего уровня говорили на очередной международной конференции «Энергетическая кооперация в Азии», проходившей в Институте систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН. 

«Это не какая-то прихоть или чьё-то субъективное желание, а отражение объективной глобальной тенденции», – подчеркнул заведующий лабораторией межгосударственных электро-энергетических объединений ИСЭМ СО РАН Сергей Подковальников, говоря об идее создания единой сети линий электропередачи, охватывающей Россию и страны на северо-востоке АТР. В секретариате Энергетической хартии прогнозируют: если в 2010 году Азия обеспечила 34% мирового энергопотребления, то к 2035 году её доля возрастёт до 51%. Спрос на электричество, в свою очередь, возрастёт в 1,7 раза, причём по большей части это произойдёт за счёт Китая. 

Основания для подобных прогнозов, несмотря на скептицизм, внушаемый непростой экономической обстановкой в мире, имеются. За первое десятилетие XXI века ежегодное потребление электроэнергии на душу населения в Южной Корее почти удвоилось: 9,7 МВт-ч в 2010 году против 5,9 МВт-ч в 2000-м. В КНР за то же время оно практически утроилось, но абсолютные цифры не так велики: 2,9 МВт-ч и 993 кВт-ч соответственно. Впрочем, если умножить это на численность населения Поднебесной, получится поражающий воображение скачок с 1347 ТВт-ч до 4193 ТВт-ч. Если написать это прописью, получится четыре триллиона сто девяносто три миллиарда киловатт-часов. Есть все основания предполагать, что к 2030 году спрос на электричество в Китае удвоится и превысит 8500 ТВт-ч. Возрастёт он также в России и Корее, тогда как в Японии ожидается небольшой спад. Прогнозируется он как в том случае, если ни один реактор не будет запущен, так и в том, если часть генерирующих мощностей вернут в строй. 

«Нам нужно больше электричества, произведённого за счёт газа, угля, атомной энергии и ВИЭ», – констатировал советник президента Института экономики энергетики Японии Нобуо Танака, с 2007 по 2011 год занимавший пост исполнительного директора Международного энергетического агентства. Важна при этом стоимость энергии, от которой напрямую зависит конкурентоспособность промышленности азиатских стран. Сейчас потребители в Японии платят за электричество примерно в три раза больше, чем в США. Китайцам киловатт-час тоже обходится дороже, чем американцам. В дальнейшем стоимость энергии будет только расти. «Нам нужно другое отношение к ценообразованию, иначе мы столкнёмся с серьёзной проблемой с точки зрения конкурентоспособности», – заключил Танака. 

Цифры

За первое десятилетие XXI века ежегодное потребление электроэнергии на душу населения в Южной Корее почти удвоилось: 9,7 МВт-ч в 2010 году против 5,9 МВт-ч в 2000-м. 

В КНР за то же время оно практически утроилось, но абсолютные цифры не так велики: 2,9 МВт-ч и 993 кВт-ч соответственно. 

«Ситуация, видимо, назрела»

Это подталкивает страны Северо-Восточной Азии, две из которых – Корея и Япония – практически полностью зависят от импорта энергоресурсов, к созданию системы коллективной энергетической безопасности, аналогичной той, которая действует в Европейском союзе, объединённом развитой сетью трубопроводов и ЛЭП. Идея сама по себе не нова. Первый шаг в этом направлении был сделан ещё в 1992 году, когда была построена между Благовещенском и Хэйхэ 110-киловольтная линия электропередачи, соединившая энергосистемы России и Китая. Несколькими годами позже ОАО «Иркутскэнерго» предложило создать транзит «Братск – Пекин». А в 1998 году появился глобальный проект «Азиатское суперкольцо», предполагавший создание связей между энергосистемами Китая, Южной Кореи и Японии. Россия в нём играла ключевую роль – из-за снижения энергопотребления, вызванного сокращением объёмов промышленного производства, в стране возникли излишки электричества, которые можно было продавать восточным соседям. В тот момент проект не был реализован, а за прошедшие годы ситуация изменилась. Внутреннее потребление электроэнергии в России возросло, поэтому стало очевидно, что для претворения в жизнь идеи о полномасштабном экспорте в азиатские страны необходимо строительство не только сетей, но и генерирующих мощностей. 

Тем не менее в третьей пятилетке нового века о проекте заговорили вновь. Инициатором выступила Япония, в которой после аварии на АЭС «Фукусима» заглушили все атомные реакторы, на чью долю приходится более 17% всех генерирующих мощностей страны. Её правительство в 2012 году обратилось в Министерство энергетики РФ с предложением проработать возможность строительства газопровода от Сахалина и прокладки подводного кабеля, по которому можно было бы поставлять излишки энергии с Дальнего Востока. Линия, идущая в Страну восходящего солнца, могла бы стать частью будущего «Азиатского суперкольца». Возможность создания другого его фрагмента – ЛЭП, позволяющих поставлять в Китай электричество из Восточной Сибири и Дальнего Востока России – чуть ранее рассматривала рабочая группа при ОАО «Федеральная компания Единой энергетической системы». Реализацию этой идеи признали экономически нецелесообразной: потребовалось бы 300 млрд рублей для строительства инфраструктуры, позволяющей передать до 8 ГВт мощности. 

Изыскания на этом, впрочем, не закончились. В 2013 году ОАО «ЕвроСиб­Энерго» поручило Институту систем энергетики СО РАН разработать сценарии энергетического обмена с Китаем. Если отбросить базовую предпосылку о полном отказе от экспорта, то рассматривалось три варианта: приграничная торговля электричеством в относительно небольших объёмах, «крупнотоннажный» экспорт со строительством генерирующих мощностей, ориентированных исключительно на него, и объединение двух национальных энергосистем. Эксперты пришли к выводу, что последний из них выглядит наиболее предпочтительным, поскольку позволяет не только продавать электроэнергию, но и обмениваться перетоками, сглаживая тем самым неравномерную сезонную выработку на сибирских ГЭС и суточную генерацию ветровых электростанций на северо-востоке Поднебесной. Их правоту подтвердили предварительные итоги исследования, которое ИСЭМ СО РАН проводит в 2014 году по заказу центра энергетических систем Сколковского института науки и технологий. Только на сей раз учёные задались более глобальной целью – оценить все плюсы и минусы объединения энергосистем России, Китая, Японии, Северной и Южной Кореи. «В Энергетическом исследовательском центре АТЭС поставили перед собой фактически ту же задачу и разработали для её решения отдельную математическую модель, – рассказал Подковальников, беседуя после конференции с корреспондентом «Сибирского энергетика». – Мы провели исследования параллельно, независимо друг от друга, в разных точках земного шара, поскольку ситуация для этого, видимо, назрела». 

Под солнцем и ветром Гоби

В свою очередь под эгидой секретариата Энергетической хартии было проведено исследование, отличающееся от предыдущих работ большим уклоном в теорию. В его рамках специалисты из Института систем энергетики СО РАН, Японского агентства по возобновляемым источникам энергии, Корейского института экономики энергетики и Министерства энергетики Монголии оценивали перспективы «Азиатского суперкольца» в современных условиях. Несмотря на то что первоначальное название осталось прежним, идея претерпела одно существенное изменение – её рамки расширили за счёт проекта «Гобитек», предполагающего строительство мощных ветровых и солнечных электростанций. Дело в том, что пустыня, располагающаяся на юго-востоке Монголии и граничащая с регионами на северо-востоке Китая, на которые приходится значительная часть электропотребления страны, обладает огромным потенциалом с точки зрения использования ВИЭ. По оценке Национальной лаборатории возобновляемых источников энергии Министерства энергетики США, он составляет 2600 ТВт-ч в год, из которых 

1500 ТВт-ч может дать солнце, а ещё 1100 ТВт-ч – ветер. Технический потенциал несколько меньше, тем не менее он достаточно велик для того, чтобы построить тут по проекту «Гобитэк» огромные ветровые и солнечные электростанции общей мощностью 100 ГВт. К тому же здесь пролегает наиболее короткая трасса линий электропередачи, соединяющих Восточную Сибирь и северо-восточные провинции Китая. 

Потенциальный вклад России оценивается на порядок меньше. Как сообщил в своём выступлении старший эксперт секретариата Энергетической хартии Зафар Самадов, предполагается, что с востока страны в азиатском направлении будет поставляться до 10 ГВт мощности ГЭС. Таким образом, Россия, как и Монголия, будет рассматриваться в качестве страны-экспортёра. «Это обычное представление, которое доминирует с начала девяностых годов, когда был сильный спад внутреннего электропотребления, – заметил заведующий лабораторией межгосударственных электроэнергетических объединений ИСЭМ СО РАН. – Кроме того, всегда говорят, что у нас много гидроресурсов и других энергоносителей, которые мы можем предложить на рынке. Сказался и опыт нефтегазовой отрасли, так что мы думаем, будто в электроэнергетике происходит то же самое. На деле картина сложнее, и наши модели показывают, что происходит взаимная торговля электроэнергией и мощностью, которая приводит к получению крупных системных эффектов». Наиболее очевидный из них – возможность перебрасывать сезонные или суточные излишки генерации, образующиеся в разных частях «суперкольца», в те регионы, где они в настоящий момент наиболее востребованы. 

Для их передачи, считают специалисты, наиболее оптимальными являются сверхвысоковольтные линии постоянного тока: ЛЭП, работающие под напряжением более 1000 кВ, позволяют с наименьшими потерями передавать на большие расстояния электроэнергию, которая выработана на генерирующих мощностях, чьи возможности измеряются десятками гигаватт. К тому же опыт их эксплуатации есть у Китая, России и Японии. Само по себе «Азиатское суперкольцо», согласно концепции, разработанной под эгидой секретариата Энергетической хартии, представляет собой разветвлённую сеть линий, узловой точкой для которых являются станции в пустыне Гоби. 

Одна из них, предназначенная для выдачи мощности сибирских ГЭС, соединяет Иркутскую энергосистему и Улан-Батор. Из столицы Монголии ЛЭП тянется в сторону Гоби. Из пустыни идут линии до Пекина и Шэньяна, ответвления от которых достигают, соответственно, Циндао и Шанхая, а также Дань­дуна. Связь с Южной Кореей, в свою очередь, обеспечивает либо подводный кабель, протянутый из Китая, либо воздушная линия, проходящая через КНДР. «Последнее пока не позволяет сделать политическая ситуация, тем не менее мы не исключаем этот вариант из расчётов», – отметил Самадов. Для включения Японии в «Азиатское суперкольцо» предполагается построить кабельную линию со стороны Южной Кореи или Сахалина (в последнем случае рассматривается возможность строительства нескольких линий, проходящих по маршруту из Монголии через северо-восток Китая и российский Дальний Восток). Старший эксперт секретариата Энергетической хартии подчёркивает: это лишь предварительная схема линий, однако технологии, позволяющие передавать электроэнергию на указанные в ней расстояния, уже существуют и успешно применяются. 

Предварительными можно считать и расчёты по стоимости проекта. Согласно им на реализацию потребуется 294,6 млрд долларов. Самой дорогой частью окажется «Гобитек» – расходы на строительство солнечных и ветровых станций оцениваются в 237,9 млрд долларов, тогда как затраты на создание сетей составят 56,7 млрд долларов. При этом киловатт-час обойдётся азиатским потребителям, зависящим от импорта, несколько дешевле, чем они платят за него сейчас: в среднем он будет стоить 13,3 цента против 14 центов. «Пока «Гобитек» и «Азиатское суперкольцо» всё ещё остаются концепцией, – предупреждают авторы работы. – Первые шаги по её реализации включают в себя дальнейшие исследования, а также создание международной дискуссионной площадки. Идея «Гобитека» подразумевает, что для начала нужно реализовать небольшие проекты, дающие эффект на государственном, двустороннем или региональном уровнях». 

Российский частный интерес

Один из таких фрагментов уже существует – это ЛЭП, соединяющие Амурскую область с Китаем. От 110 кВт, о которых шла речь в 1992 году, перешли к более высоким напряжениям – существуют линии 220 кВ «Благовещенская – Айгунь» и 500 кВ «Амурская – Хэйхэ», поставки по которым осуществляет ОАО «Восточная энергетическая компания». Например, в прошлом году в Китай было экспортировано 3,49 млрд кВт-ч, а по итогам первого полугодия нынешнего года – 1,67 млрд кВт-ч. При этом соглашение, подписанное в феврале 2012 года, предполагает, что в течение 25 лет в провинцию Хэйлунзцзян будет поставлено 100 млрд кВт-ч. 

«На этом первый этап проекта по увеличению поставок в Китай завершён, – сообщил Дмитрий Демченко, руководитель направления ООО «Интер РАО – Инжиниринг» (Восточная энергетическая компания является одной из структур ОАО «Интер РАО». – «СЭ»). – Сейчас мы приступаем к реализации второго, который предполагает строительство станций, ориентированных на экспорт». Для этого в конце 2010 года было начато возведение Хабаровской ПГУ ТЭЦ, а сейчас ведётся разработка предварительного технико-экономического обоснования по двум угольным станциям, действующим на сырье Ерковецкого месторождения. Мощность первой составляет до 1 ГВт, чего достаточно для поставок электричества в приграничную провинцию Хэйлунцзян. В случае второй речь идёт о 5–8 ГВт, которые планируют выдавать по линиям постоянного тока в район Пекина. Более точная конфигурация станет известна в конце 2014 года, когда завершится разработка ТЭО по обеим станциям.

К этому же моменту завершится разработка предварительного обоснования проекта по прокладке кабеля с Сахалина в Японию, которую ведёт ОАО «РусГидро». В «Интер РАО» также намерены подписать трёхсторонний меморандум о сотрудничестве с корейской компанией KEPCO (Korea Electric Power Corporation) и ОАО «Россети», в рамках которого изучат возможность поставки электроэнергии с Дальнего Востока через КНДР. «Торжественное мероприятие, где это произойдёт, мы сейчас выбираем, так что на ближайшей достойной площадке он будет подписан», – заверил Демченко. При этом компания присматривается и к проекту по созданию одного из пяти транзитных коридоров через Монголию – ЛЭП, которая должна соединить Россию и Китай по кратчайшему маршруту. 

Над возможностями экспорта электричества в КНР раздумывает и государственная корпорация «Ростех», чей генеральный директор Сергей Чемезов в начале сентября вместе с председателем совета директоров корпорации Shenhua Джан Юй Чжо скрепили подписями меморандум о взаимопонимании. Но в первую очередь в документе говорится об освоении Огоджинского месторождения в Амурской области и строительстве специального морского терминала «Порт Вера» в Приморском крае – угольная генерация в Китае останется на лидирующих позициях, так что в ближайшие несколько десятилетий она будет составлять примерно две трети всех генерирующих мощностей страны. 

«ЕвроСибЭнерго», в свою очередь, договорилось с «Шэньхуа» о совместной разработке Зашуланского месторождения, расположенного в Забайкальском крае. Один из вариантов его освоения, как сообщил руководитель проектов компании Владимир Киселёв, предполагает строительство ориентированной на экспорт угольной ТЭЦ мощностью 990 МВт, которая может быть увеличена до 3,5 ГВт при использовании возможностей двух ближайших месторождений Чикойской группы. При этом предприятия из состава «ЕвроСибЭнерго» и En+ Group готовы участвовать в создании ГЭС, поставляющих, среди прочего, электричество за рубеж, – Мокской, Нижнеангарской, Тельмамской и Транссибирской. Конечно, если будет принято решение об их строительстве. 

«Всё сказанное может создать радужную картину, – подытожил Подковальников. – Но на деле ситуация не столь радужная, потому что есть барьеры, которые препятствуют формированию регионального энергетического объединения и межгосударственных электрических связей». Существуют сложности технического свойства: разные стандарты, по которым работают сети в азиатских странах, и регламенты, определяющие их работу. Есть политические разногласия, особенно остро проявляющиеся в случае двух Корей – Южной и Северной. Звучат опасения за национальную энергетическую безопасность, угрозы которой несёт объединение взаимозависимых систем. Поэтому перед тем, как взяться за столь масштабный проект, нужно в том или ином виде установить «правила игры», которые будут устраивать всех её участников и которые те будут неукоснительно соблюдать. 

Первые шаги к «Гобитеку»

На реализацию проекта потребуется 294,6 млрд долларов. Самой дорогой частью окажется «Гобитек» – расходы на строительство солнечных и ветровых станций оцениваются в 237,9 млрд долларов, тогда как затраты на создание сетей составят 56,7 млрд долларов. При этом киловатт-час обойдётся азиатским потребителям, зависящим от импорта, несколько дешевле, чем они платят за него сейчас: в среднем он будет стоить 13,3 цента против 14 центов. «Пока «Гобитек» и «Азиатское суперкольцо» всё ещё остаются концепцией, – предупреждают авторы работы. – Первые шаги по её реализации включают в себя дальнейшие исследования, а также создание международной дискуссионной площадки. Идея «Гобитека» подразумевает, что для начала нужно реализовать небольшие проекты, дающие эффект на государственном, двустороннем или региональном уровнях».


vsp.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.